Хижина дядюшки лома

 12 сентября 2018  Елена Бегунова

Всплеск подпольного бизнеса по заготовке лома цветных и черных металлов в приграничной Витебской области наблюдался несколько лет назад. Тогда под «болгарку» шло все, что плохо лежало. Теперь залежи настоящего и потенциального лома в свободном доступе уже далеко не такие, как были в начале ажиотажа. И тем не менее «металлисты», как их называют, пусть и с меньшей ретивостью, но продолжают свое дело. Подробности черного бизнеса в приграничном регионе вместе с сотрудниками УВД Витебского облисполкома выясняла наш корреспондент. 

Разведка — дело правое

Вместе с оперуполномоченным отделения по борьбе с экономическими преступлениями ОВД Витебского района Владимиром Передереевым на незаметной, «под гражданку», легковушке мы едем к границе по когда-то очень популярному у перевозчиков металла направлению. В одной из деревень оперуполномоченный показывает на неприметный домик — там живет безработный, которого несколько раз наказывали за заготовку лома. А он настойчиво возвращался к бездействующим силосным башням разоренного фермерского хозяйства и снова пилил их на куски. 

Но тех, кто занимается этим бизнесом всерьез, так просто не возьмешь. Они скрупулезно прорабатывают свои маршруты с учетом месторасположения постов ГАИ. Выбирают заброшенные окольные дороги. Так что и наш сегодняшний путь не случаен. Несмотря на то, что переход к российской границе возле деревни Ковалево от областного центра не близок — около 70 километров, он весьма удобен. Владимир Константинович и подсевший к нам по дороге лесничий Запольского лесничества Николай Пучков объясняют:

— Место привлекательно именно своей отдаленностью. Нарушители полагают, что сюда вряд ли случайно заедет экипаж ГАИ. Да и деревни по дороге малонаселенные — нет лишних глаз. 

…Вот, в двух десятках метров от Ковалево речка, по которой проходит граница района. Подъезжаем к одной из крайних изб. Прошу хозяина ответить на вопросы. Тот настороженно слушает и все отрицает: да нет тут уж давно никаких «металлистов»! Потом между делом признается: сам лично пару раз ездил с металлом в российские Шершни. Там есть перекупщики. Но возил только то, что было лишним во дворе — пару десятков килограммов старых ведер, цепей и другой мелочевки. Не этапировать же все это в Витебск на вторчермет почти за сотню километров, если тут — рукой подать! Тем более что заодно и продукты можно купить подешевле… 

На пароме перебираемся в Сураж, оттуда едем в Яновичский сельсовет. Именно здесь пару месяцев назад, возвращаясь ночью из рейда вместе с экологами, я видела прямо на улице большой грузовик, загружаемый ломом. Тут, пожалуй, и нужно искать рыбку покрупнее… Тем более что поблизости от соседней деревни Лиопино есть дорога на Россию. И местные регулярно видят две старые автомашины, курсирующие туда-обратно.

Вот только легко ли найти этот самый переход? Тормозим одного из местных жителей. Спрашиваем: как выехать на границу? Тот скептически смотрит на наш легковой автомобиль и делает заключение: не проедете. Дорога там никакая— только для тракторов и мощных грузовиков. Я незаметно прощупываю почву:

— Но «металлисты»-то там проезжают?

— Ну да, эти везде прорвутся, — с улыбкой звучит в ответ.

В итоге находим нужную нам дорогу. Несколько километров в направлении России, и уже приходится разворачиваться. Огромные колдобины явно неподъемны для нашей «Лады». Но, в принципе, выезжать на российскую территорию мы и не планировали. Благодаря оперативной информации уже знаем, как здесь проходит процедура сдачи-покупки металла. Наши сборщики везут его примерно до середины трассы. С российской территории подходит большегрузное авто. Лом перегружается. Дело сделано… 

Насколько это выгодно?

Что ж, с подробностями нелегального бизнеса вряд ли кто знаком лучше самих его фигурантов. Главное — проверить информацию, полученную у сотрудника ОБЭП, о том, что с каждого микроавтобуса (3—3,5 тонны металла) можно получить до тысячи долларов. Такую сумму в разговоре упоминали задержанные нарушители. Так ли это?

Без лишних предисловий иду в указанный дом и представляюсь. Ставлю хозяина в известность — его фамилию назвали односельчане. Я указывать ее в материале не буду. В обмен — максимальная информация с подробностями самой технологии. Мужчина делает правильный вывод и соглашается ответить на интересующие меня вопросы. Естественно, столь большие барыши, как я называю, сборщик отрицает. Между делом ссылаются на сложности сдачи вторсырья белорусским заготовителям:

— Мы же его не в мастерских воруем, а копаем. То есть землю очищаем… А сдать без особых проблем можно примерно раз в год. Потом подключаются ОБЭП, налоговая — откуда взяли, сколько получили, уплатите налоги… В России проще, там документов не спрашивают. Называй любую фамилию. 

По словам собеседника, цены в двух странах особо не различаются. За тонну лома у соседей можно выручить не более 300 белорусских рублей. Правда, чем дальше завезешь его на территорию страны-соседки, тем дороже он будет стоить. Но это чревато — в России нелегальный оборот металла также запрещен. Если попадешься с грузом без документов — оштрафуют, плюс — информацию нашим оперативникам передадут. После этого еще и на родине придется отвечать за незаконный вывоз. Правда, россияне и сами готовы приехать, забрать. Как и когда это происходит? Тут сборщик настораживается: вам, мол, лучше спросить детали у «профессионала» — вон на той улице живет, у него объемы побольше, там и сейчас грузовик, приготовленный к отправке, стоит… 

Петляем по узким улочкам Яновичей и останавливаемся у высокого забора. Машина, судя по всему, только уехала. Возможно, сработало «сарафанное радио». Беру хозяина «на абордаж» тем же способом — информация в обмен на анонимность. Соглашается. Его уже трижды наказывали за сбор и перевозку металлолома. Он ну явно преуменьшает свои доходы. Говорит, что разница на тонне между заготовителями России и Беларуси — всего рублей 40. Почему же здесь тогда не сдает? Объясняет: пытался несколько лет назад. Сдал два старых кузова от древних «Жигулей». А потом полгода якобы ходил в РОВД как на работу: объяснял, откуда их взял. 

Ночная погоня

Сигнал от сотрудников Витебского РОВД поступает вечером. Сегодня у нас совместная с лиозненцами спецоперация по задержанию нелегального перевозчика. Она планировалась около двух недель. Оперативники ждали, пока россиянин, промышляющий на территории Беларуси, загрузит свой КамАЗ ломом. Инкриминировать перевозку ему можно будет только в том случае, если остановим на самой границе. 

Пока мы, притаившись у трассы, ждем нужный нам автомобиль (его приметы уже известны). Начальник ОБЭП Витебского РОВД Максим Барановский вводит в курс дела:

— Задержание в непосредственной близости от перехода очень важно. В любом другом случае человек может сказать, что вез металлолом сдавать на наш пункт приема. Или приготовил для собственных нужд — будет на приусадебном участке какие-нибудь малые архитектурные формы строить… Недавно вот так же задержали водителя с партией металла и тем самым поставили точку в преступном бизнесе жителя пригородного поселка, который даже штат имел: около пяти человек. Приемщики, грузчики, водитель… На его «разработку» ушло около полугода.

…На улице уже темно. Около 9 часов вечера, нам сообщают: готовность номер один. Сидим без фар в укромном местечке. Наконец-то, тяжело пыхтя, мимо проезжает грузовик с зеленым тентом. Ждем, пока он отдалится на безопасное расстояние, и идем следом. Главное — не засветиться. Лиозненские оперативники передают: они уже перекрыли все близлежащие выходы на российскую территорию. Но пока еще не до конца ясно: какой именно маршрут выберет таинственный КамАЗ? Выскакиваем на трассу Лиозно—Рудня, обгоняя тем самым нарушителя, и присоединяемся к заслону, выставленному у погранперехода за деревней Дрозды. Прибыли как раз вовремя — вот и грузовик. Группа быстрого реагирования и ГАИ под руководством старшего оперуполномоченного Лиозненского РОВД Дениса Фадеева включает на машинах проблесковые маячки и приказывает остановиться. Водитель неожиданно резко меняет маршрут, быстро несется по полю в сторону леса. Бросив КамАЗ у опушки, сам перевозчик скрывается в гуще деревьев…
Что ж, это не беда. Главное, что задержан груз: под тентом — свыше 9 тонн цветного металла на сумму примерно в 30 тысяч долларов. Вот это улов! Машина, как оказалось, не снята с учета и официально принадлежит белоруске. Которая, как мы выяснили позже, якобы без переоформления продала ее неизвестному лицу. Во всем этом еще предстоит разобраться. Ясно одно — гражданину России будет выгоднее объявиться, чтобы выплатить штраф и забрать автомобиль, который стоит значительно больше. А до суда техника постоит на штрафстоянке в РОВД…
Внедрение за кордон

Следующий этап журналистского расследования — путешествие в смоленскую Рудню. Именно туда, по моей оперативной информации, стремятся с большими и маленькими партиями лома цветных и черных металлов жители приграничной Витебщины. 

…Рядом с железнодорожным вокзалом — пункт приема металлолома. Старый, разваливающийся дом, окруженный забором, временными дощатыми пристройками и грудами металла. Здесь же весы. На табличке указано: центральный офис фирмы находится в Смоленске. Скупщики обещают платить дорого и сотрудничать честно. Проверим?

Что ж, легенда продумана по дороге. С нарочитой осторожностью рассказываю молодому человеку-приемщику историю о муже-фермере. С которым мы якобы недавно выкупили под Витебском небольшой разваленный колхозик. Одна беда — мехдвор завален хламом. Старые сеялки, поломанные плуги… Тонн 15—20 металла, а то и больше. Нужно срочно наводить порядок. Но не продавать же такое ценное сырье за копейки, хотелось бы реализовать повыгоднее. При раскрутке нового бизнеса каждый рубль дорог... 

Приемщик, слушая мои воздыхания, автоматически уже пишет номер телефона. Вручает листок и предлагает позвонить незамедлительно. Обещает: все вопросы будут решены, а мои сомнения о безопасности сделки развеяны. Цена — 12—13 рублей за кило. В зависимости от объема партии и качества металла. Самовывоз возможен. Для этого мне нужно доставить металлолом в одну из белорусских приграничных деревень. Там недалеко у фирмы есть дача — то есть, своеобразная перевалочная база. Так что мы с супругом ничем не рискуем… Что касается происхождения металла и его вида — это совсем не важно. 

Итак, сколько лома ежедневно вывозится из Беларуси за рубеж? Сложно сказать. Даже после проведенного журналистского расследования. Но для меня понятно одно: если россияне создают у нас на территории свои перевалочные базы — значит, это выгодно. 
Стоит ли овчинка выделки?

Так почему же наши сборщики лома металла готовы нарушать закон вместо того, чтобы официально сотрудничать с белорусскими заготовителями, в число которых входит не только вторчермет, но и система потребительской кооперации? 

Главный инженер УП «Витебсквторчермет» Андрей Жаворонков сообщил: на территории области действует 6 ведомственных пунктов заготовки лома (плюс — 82, принадлежащих потребкооперации. — Авт.). Стоимость — от 28 до 33 копеек за килограмм в зависимости от того, какой именно это лом (стальной, чугунный) и сортированный он или нет. Заготовители готовы выехать и по месту жительства гражданина. Сведения о сдатчиках не подлежат огласке, выдаются только по официальным запросам контролирующих органов. За семь месяцев в Витебской области от населения закуплено свыше 19,6 тысячи тонн лома черных и цветных металлов. Меньше всего сдают вторсырья жители Оршанского региона — то есть районов, прилегающих к территории России. 

Итак, попробуем посчитать: во что обходится риск? Если сдать тонну металла на посредническую российскую базу в вымершей приграничной деревеньке, куда меня отослали в Рудне, то можно выручить около 400 белорусских рублей в пересчете. Если тонну металлолома реализовать у нас, это будет 330 рублей. 


Газета "Республика"


При использовании материалов активная прямая гиперссылка на источник обязательна

Поделиться новостью